Не подействовала анестезия у стоматолога

Содержание
  1. «Анестезия не подействует?!»: «Медуза» боится идти к стоматологу, а клиника «Агами» нас успокаивает
  2. Боюсь, что врач окажется молодым и неопытным. Мне кажется, хорошему врачу должно быть как минимум 40–45 лет
  3. Врач будет меня стыдить — скажет, что у меня самые ужасные и запущенные зубы из всех, что он когда-либо видел. Не хочу все это выслушивать!
  4. А что, если анестезия не подействует? Такое ведь бывает
  5. Во время лечения мне будут несколько раз делать рентген, а это вредно!
  6. А вдруг стоматолог назначит лечение, которое мне не нужно. Например, скажет удалить нерв, а на самом деле можно будет обойтись и без этого! Вот как я пойму?
  7. Имплантаты — это не только дорого, но и опасно, обязательно начнется отторжение!
  8. А вдруг меня заразят гепатитом или еще чем похуже. Как убедиться, что все стерильно?
  9. Страшно даже подумать, что меня обманут с ценой! В квитанции всегда длинный список процедур, а за что я на самом деле плачу — совершенно непонятно
  10. Стоматологических клиник слишком много! Боюсь, что выберу плохую — дорогую и при этом некачественную
  11. Почему некоторых людей не берет анестезия
  12. Эта особенность начала развиваться с детства
  13. К чему приводит резистентность к анестетикам?
  14. Опыт лондонских медиков
  15. Всасыванию препарата препятствует отличие в тканях
  16. Пути решения
  17. Миссенс-мутация
  18. Проводниковая анестезия на нижней челюсти:виды,техника, показания, осложненияNarkozis
  19. Показания к проведению
  20. Правила проведения местного обезболивания
  21. Мандибулярная анестезия
  22. Осложнения после мандибулярной анестезии
  23. Торусальная анестезия
  24. Ментальная анестезия
  25. Общие осложнения

«Анестезия не подействует?!»: «Медуза» боится идти к стоматологу, а клиника «Агами» нас успокаивает

Не подействовала анестезия у стоматолога

Михаил Агами: Людей, которые испытывают страх перед посещением стоматолога, довольно много. При этом все боятся разного: кто-то — осложнений, кто-то — самой процедуры. Именно поэтому важен индивидуальный подход — врач должен выслушать пациента (ни в коем случае не пугать) и собрать . Это позволит избежать лишних страхов и тревог во время лечения.

В «Агами» консультации проходят в спокойной, дружеской обстановке — врач беседует с пациентом, анализирует снимки. В холлах и кабинетах клиники светло и комфортно. Еще мы давно используем седацию, то есть лечение зубов во сне. Она позволяет безболезненно проводить любые вмешательства — от простой чистки до хирургических операций.

Весь процесс — введение седативных препаратов и само лечение — проходит под наблюдением анестезиолога, он контролирует весь процесс. В отличие от общего наркоза побочные эффекты отсутствуют: пациент самостоятельно дышит, быстро приходит в себя и покидает клинику на своих ногах.

Если врач не обнаружит противопоказаний, значит, можно рассмотреть седацию.

Еще в «Агами» есть специальные гаджеты, позволяющие смотреть кино непосредственно в стоматологическом кресле, — это помогает отвлечься от шума. Но люди, которые боятся лечить зубы, все же, как правило, выбирают седацию.

Sarah Dorweiler / Unsplash

Боюсь, что врач окажется молодым и неопытным. Мне кажется, хорошему врачу должно быть как минимум 40–45 лет

Михаил Агами: Многим кажется, что хороший врач — это непременно седой профессор в очках. Но это не так. У современных молодых врачей есть доступ к любой информации, они могут ездить по всему миру и проходить курсы повышения квалификации. У них есть силы и амбиции развиваться.

Результаты, которые они демонстрируют, ничуть не хуже, а порой даже лучше, чем у многих возрастных и консервативных профессоров, которые годами сидят на одном и том же месте. Так что человек от 30 до 45 лет со стажем больше восьми лет вполне может быть хорошим врачом.

Для примера, в «Агами» тоже молодой коллектив — большинству врачей меньше сорока лет.

По моему мнению, отличительный признак хорошего врача, да и в принципе самый важный критерий хорошей частной медицины — узкая специализация.

Когда врач знает смежные области, но при этом углубленно занимается именно своим направлением. Плюс у хорошего врача должна быть плотная запись и много пациентов, которые приходят к нему по рекомендациям.

Он должен постоянно развиваться и проходить курсы повышения квалификации, в том числе и за границей.

Немаловажную роль играет портфолио, но это касается в основном врачей, которые занимаются эстетической стоматологией, протезированием, микропротезированием. Должны быть фотографии работ — до и после.

При этом важна и сама клиника — оснащена ли она диагностическими инструментами, есть ли у нее своя лаборатория, есть ли томограф. В общем, важно, чтобы врач работал не сам по себе, а чтобы вокруг него была инфраструктура.

Чтобы пациент понимал: он может прийти и за один день все сделать.

Sylvie Tittel / Unsplash

Врач будет меня стыдить — скажет, что у меня самые ужасные и запущенные зубы из всех, что он когда-либо видел. Не хочу все это выслушивать!

Михаил Агами: Это прежде всего вопрос этики. Врач должен предлагать решение проблемы, а не давить на пациента и не рассказывать ему, какие у него плохие зубы — это контрпродуктивно. В «Агами» каждый пациент сначала проходит первичную консультацию — она включает в себя снимки, беседу с врачом и осмотр.

Иногда люди жалуются на одно, а реальный объем работы совсем другой — более обширный. Далее пациента, в зависимости от его проблемы, осматривает профильный специалист. И только когда вся информация собрана, составляется подробный план лечения, который обсуждается с пациентом.

У нас все добровольно: клиника обозначает проблему, показывает возможные варианты решения, а выбор остается за пациентом.

Также важно, чтобы и во время лечения контакт между врачом и пациентом сохранялся. Если пациенту некомфортно, то на любой признак или знак врач обязательно обратит внимание и примет меры.

В «Агами» врачи всегда подробно рассказывают о том, что они будут делать, и поддерживают обратную связь с пациентом.

Кроме того, с помощью специального прибора — интраоральной камеры — доктор может показать пациенту проблему (например, кариес или степень разрушения зуба) и результат лечения. Такой эффект контроля ситуации.

Alina Kholopova / Shutterstock

А что, если анестезия не подействует? Такое ведь бывает

Михаил Агами: Бывает, но очень редко. Есть люди, у которых анестетик просто рассасывается. В таких случаях его заменяют на другой. Но этого не нужно бояться. Существуют определенные признаки того, что анестезия подействовала, например характерное онемение.

Врач задает пациенту вопросы, спрашивает об ощущениях, и, если характерных признаков нет, он, не приступая к работе, меняет тактику лечения. Также бывает, что анестезия не действует, если есть воспалительный процесс, — в такой ситуации врач использует другой вид анестезии. Но это уже детали.

Суть в том, что если врач правильно подбирает анестезию, она будет действовать. После укола боли быть не должно.

В клинике «Агами» для пациентов, которые щепетильно относятся к уколам, есть специальный аппарат — он небольшими дозировками и безболезненно проводит местную анестезию.

Кроме того, есть аппликационные мази, содержащие лидокаин, — они позволяют не чувствовать самого укола. Что касается аллергии на анестезию, то чаще всего пациенты знают, что у них она есть, и сообщают об этом еще на этапе сбора анамнеза.

Но даже если это не так, после ввода анестезии врачи всегда наблюдают за самочувствием пациента.

Во время лечения мне будут несколько раз делать рентген, а это вредно!

Михаил Агами: Современный рентген — это не тот рентген, что был лет 20 назад. Сейчас доза облучения в десятки раз меньше. Кроме того, в стоматологии используются другие томографы, и дозы при таком исследовании намного меньше.

В клинике «Агами» при проведении КТ на аппарате NewTom 5G человек получает 0,19 мЗв — это сравнимо с трансатлантическим перелетом в самолете (если лететь туда и обратно). Кроме того, пациентов дополнительно закрывают специальным фартуком, чтобы они психологически чувствовали себя комфортно.

При этом нужно помнить: в ходе лечения обязательно делают снимки, без этого просто невозможно мониторить результат — смотреть, как поставили имплантат, как запломбировали канал.

Standret / Shutterstock

А вдруг стоматолог назначит лечение, которое мне не нужно. Например, скажет удалить нерв, а на самом деле можно будет обойтись и без этого! Вот как я пойму?

Михаил Агами: Начнем с того, что правильность лечения напрямую зависит от качественной диагностики. На сегодняшний день самый оптимальный и точный метод — это компьютерная томография.

На этапе планирования, а особенно на этапах планирования имплантации, речь идет о мельчайших деталях — объеме и форме, микронах, угле наклона. О вещах, которые не видны на обычном панорамном снимке.

Томография в данном случае позволяет избежать ошибок, планировать и прогнозировать результат.

У нас в клинике «Агами» есть свой томограф и зуботехническая лаборатория — это позволяет избегать ошибок не только в лечении, но и в результате. К тому же очень удобно для пациентов и врачей. Также не стоит забывать про второе мнение — сейчас все можно проверить, спешить ни к чему.

Имплантаты — это не только дорого, но и опасно, обязательно начнется отторжение!

Михаил Агами: Случаи отторжения, скажем честно, бывают, но редко. В нашей клинике около 98% имплантаций проходят успешно.

Для того чтобы снизить риски, врач проводит осмотр, тщательно опрашивает пациента, направляет на анализы и исследования.

Если у человека нет проблем со здоровьем, то, скорее всего, проблем с имплантацией тоже не будет, но необходимо четко выполнять рекомендации врача, например ограничить курение, так как это может негативно отразиться на результатах лечения.

Отторжения, которые могут возникнуть через пять, десять, пятнадцать лет после имплантации, связаны со многими факторами, но в основном это гигиена, общее состояние здоровья и образ жизни. Мы работаем уже более 20 лет, и у подавляющего большинства наших пациентов все имплантаты в порядке.

В «Агами» врачи рекомендуют всем клиентам после имплантации и протезирования приходить на профессиональную гигиену полости рта раз в шесть-восемь месяцев.

Полость рта и области вокруг имплантатов и коронок, которые недоступны для обычной зубной щетки, поддерживается в чистоте, что снижает риск развития заболеваний и увеличивает срок службы имплантатов.

Намного легче воздействовать профилактически, чем пытаться решать проблему, когда она уже возникла.

Karim Ghantous / Unsplash

А вдруг меня заразят гепатитом или еще чем похуже. Как убедиться, что все стерильно?

Михаил Агами: Во всех крупных клиниках должно быть централизованное стерилизационное отделение с сотрудниками, которые следят за процессом и несут персональную ответственность за каждый инструмент, наконечник и шланг.

Плюс это все контролируется: как на уровне клиники, так и на уровне государства — Роспотребнадзором и другими специальными службами. В «Агами» есть такое отделение, в нем установлено сертифицированное оборудование ведущих израильских и немецких брендов. В каждом кабинете есть бактерицидные облучатели.

Плюс в «Агами» пациенты, которым требуется хирургическое лечение, обязательно сдают специальные анализы.

После любого приема все оборудование стерилизуют по всем санитарным правилам. Каждый инструмент маркируется и упаковывается в специальную вакуумную упаковку.

Те упаковки, которые были стерилизованы, но их срок истек, проходят повторную стерилизацию. В «Агами» пакет с инструментами открывают в присутствии пациента, чтобы он мог увидеть маркировку.

Пациент может и вовсе попросить показать ему, как стерилизуют инструменты. Это абсолютно нормальная просьба.

Страшно даже подумать, что меня обманут с ценой! В квитанции всегда длинный список процедур, а за что я на самом деле плачу — совершенно непонятно

Михаил Агами: Люди боятся заплатить лишнее, и это понятно. Некоторые клиники за каждую сопутствующую услугу берут деньги: за наложение швов, за снимки, за анестезию. Все это вместе и превращается в круглую сумму, о которой пациент узнает только в процессе лечения.

В «Агами» такого нет, каждая услуга уже подразумевает все необходимые манипуляции, например, если мы говорим о лечении канала зуба, то снимки, анестезия и все остальное уже входит в стоимость. Когда клиент приходит на консультацию, он получает детализированный план лечения, перечень и стоимость услуг.

Далее — на основании этого — составляется график платежей. Это связано с тем, что лечение, особенно когда речь идет об имплантации, делится на этапы и может длиться месяцы — человек должен понимать, что ему не нужно платить за все единовременно.

Более того, он сразу видит итоговую сумму, которая уже зафиксирована и не изменится до окончания лечения (даже если оно займет больше одного года).

В «Агами» во время консультации врач предлагает несколько вариантов решения проблемы, стоимость у них обычно разная. Выбор оптимального плана лечения — совместное решение, учитываются медицинские показания и пожелания клиента. Мы индивидуально подходим к каждому случаю и гибки в вопросах оплаты.

Liane Metzler / Unsplash

Стоматологических клиник слишком много! Боюсь, что выберу плохую — дорогую и при этом некачественную

Михаил Агами: При выборе клиники стоит учитывать несколько вещей. Во-первых, это должна быть клиника, которая давно существует на рынке — больше десяти лет как минимум. Если бы там были проблемы, она бы уже закрылась. Нормальная клиника не будет экономить на безопасности.

Во-вторых, у клиники должна быть лицензия на все манипуляции — на седацию, на хирургию. Это можно проверить. Отдельная тема — врачи, которые один день работают в одной клинике, второй — в другой. Они якобы работают по собственной лицензии, а клиники сдают им кабинеты.

Здесь таится большая угроза. Сегодня он сделал вам зуб, а завтра вы его уже не увидите. Возможно, он даже не устроен на работу. Один из явных признаков таких клиник и стоматологов — оплата только наличными или врачу лично в руки.

В серьезной клинике обязательно будет касса и возможность оплатить банковскими картами.

В-третьих, нужно внимательно читать договор. У хорошей клиники он подробный — в нем четко прописано, что считается гарантийным случаем, а что нет. Подобный договор говорит о том, что клиника серьезная и опытная.

В недобросовестных медицинских центрах, как правило, используют небольшой типовой договор, в котором они снимают с себя всякую ответственность, но при этом обещают пожизненную гарантию.

Вот такие организации нужно сразу отметать.

Для читателей «Медузы» в клинике «Агами» специальное предложение: до 31 августа получить консультацию можно за 1000 рублей. Для этого во время записи нужно назвать кодовое слово — «медуза».

Источник: https://meduza.io/feature/2018/07/10/anesteziya-ne-podeystvuet

Почему некоторых людей не берет анестезия

Однажды Лори Лемон обратилась в клинику Майо (Джексонвилл, Флорида) для удаления подкожного жира, появившегося на локте. Процедуры по устранению липомы не считаются чем-то экстраординарным.

В проблемный участок пациенту вводится обезболивающее, а затем хирург приступает к привычным манипуляциям. Без обезболивания такую процедуру не проводят.

Лори немало удивила докторов: ни один из предложенных ей обезболивающих препаратов не оказал ровным счетом никакого действия.

Эта особенность начала развиваться с детства

Анестезия буквально обволакивала нервы на локте пациентки, но они по-прежнему были чувствительными. Резистентность к анестетикам встречается нечасто, но наша героиня знает об этой своей особенности, сколько себя помнит.

Однажды в возрасте семи лет она пришла на прием к стоматологу. Все необходимые действия по обезболиванию были проведены, но вскоре по кабинету раздался пронзительный детский крик. Укол не действовал, и девочка дала об этом знать докторам.

Обезболивание повторной инъекцией также не возымело успеха. Тогда ей стойко пришлось вытерпеть все тяготы болезненной процедуры лечения. Но теперь она столкнулась с более серьезной проблемой.

Анестезиолог клиники Майо Стивен Кленденен на своей практике впервые столкнулся с подобным случаем. Он решил изучить феномен своей пациентки.

К чему приводит резистентность к анестетикам?

Когда местные анестетики не действуют, под угрозу ставятся многие привычные ныне хирургические манипуляции: от удаления жировика или аппендицита до катетеризации сердца. Но в медицинской литературе существует несколько упоминаний о таких случаях.

Оказалось, что каждый подобный прецедент ставил медиков в тупик. Никто не мог сказать, почему тело этих пациентов сопротивляется влиянию анестетиков. И уж тем более доктор Кленденен не нашел информации о способах лечения резистентности.

Оставался лишь один шанс, который мог бы хоть как-то прояснить ситуацию: генетическое исследование пациентки Лори Лемон и ее семьи.

Опыт лондонских медиков

Кленденену необходимо было искать союзников, и он нашел их в лице Алана Хакима, анестезиолога из Университетского колледжа Лондона. 11 лет назад британский доктор написал о проблеме, которую обнаружил у пациентов с синдромом Элерса-Данлоса — редкой генетической аномалии, при которой наблюдается дефект соединительной ткани.

Когда доктор Хаким наблюдал пациентов с этим заболеванием, многие из них жаловались на боль, которую приходилось терпеть вследствие резистентности к местной анестезии. Специалист понял, что в этой категории пациентов проблема может быть распространена, однако исследование причин (ввиду редкости генетического заболевания) проведено не было.

Тем не менее существует несколько гипотез, объясняющих суть феномена.

Всасыванию препарата препятствует отличие в тканях

Мягкие ткани у пациентов с диагнозом СЭД отличаются от тканей здоровых людей, у которых обезболивание достигается путем блокирования препаратом натриевых каналов. Таким образом, положительно заряженные ионы натрия (равно как и боль) не поступают к нервным окончаниям.

Пути решения

Иногда сами нервы могут быть расположены чуть в стороне от места врачебных манипуляций. С таким явлением часто сталкиваются стоматологи, которые повторно вводят обезболивающее, изменяя место инъекции.

Иногда для лучшего эффекта применяется артикаин, который лучше растворяется в подкожных жирах и мгновенно проникает в мембрану нерва. В некоторых случаях применяется прием, именуемый местной блокадой, когда анестетик вводится непосредственно в нерв.

Стоматологи также прибегают к этой практике, если зуб слишком запущен и сверлить придется, затрагивая соседние нервы. Однако никто и никогда не углубляется в детали резистентности своих пациентиов.

Миссенс-мутация

Уникальность случая Лори Лемон заключается в том, что она не больна синдромом Элерса-Данлоса. А это значит, ответ на вопрос необходимо было искать где-то еще. После проведенного генетического анализа выяснилось, что в геноме членов семьи Лемон существует дефект, затрагивающий канал, именуемый «натрий 1,5».

Эту аномалию называют миссенс-мутацией. Ранее эти натриевые каналы рассматривались лишь в связи с сердечной деятельностью. Случай Лори Лемон является первым из тех, когда медикам удалось отследить, что мутировавший ген напрямую влияет на функции нервных окончаний.

Детали этого механизма по-прежнему остаются не выясненными.

Источник: http://fb.ru/post/diseases-and-conditions/2017/1/26/9198

Проводниковая анестезия на нижней челюсти:виды,техника, показания, осложненияNarkozis

Проводниковая анестезия на нижней челюсти:виды,техника, показания, осложненияNarkozis

Эффективное обезболивание играет огромную роль в качестве дальнейшего лечения. В стоматологии применяют различные виды анестезии. Выбор метода зависит от определенных показателей. Наиболее действенной и популярной остается проводниковая методика.

После проведения инъекции потеря болевой чувствительности происходит на значительном участке челюстно-лицевой области. Это позволяет провести удаление нескольких рядом стоящих зубов, вскрыть абсцессы и флегмоны, удалить некоторые новообразования.

Анестетик выпускают рядом со стволом нерва. Данный способ имеет в стоматологии называние периневральный. Раствора действующего вещества вводится в меньшем объеме, нежели при инфильтрационной анестезии.

Блокировка нервных стволов происходит при непосредственном выходе из естественных отверстий костных образований. Тем самым происходит обезболивание периферических рецепторов. Места ввода иглы на верхней челюсти, проводиться в области естественного бугра, подглазничного, резцового и небного отверстия.

На нижней, обезболивание проводят чаще в месте локализации нижнечелюстного и подбородочного отверстия.

Показания к проведению

Блокирование нервов нижней челюсти проводится в следующих случаях:

  • лечение осложненного кариеса;
  • вскрытие очагов воспаления, сопровождающихся образование экссудата;
  • переломах челюсти;
  • в комплексном лечении парестезий, невритов, невралгии и контрактур;
  • ортопедическом вмешательстве;
  • лечение заболеваний пародонта и других мягких тканей рта;
  • при невозможности проведения общего обезболивания;
  • при неэффективности других методов.

Правила проведения местного обезболивания

Проводниковая методика достаточно сложна. Чтобы провести качественно манипуляцию, стоматолог должен мотивироваться определенным требованиям. Это позволит избежать серьезных осложнений и добиться максимального эффекта. К таким требованиям относится следующие:

  1. собрать полный анамнез жизни и болезни пациента;
  2. правильно выбрать анестетик;
  3. четко знать анатомическое строение нижней челюсти;
  4. температура анестезирующего средства должна быть равна температуре тела пациента;
  5. соблюдать скорость введения раствора;
  6. перед введением иглы следует обработать место вкола и провести предварительное обезболивание;
  7. перед проведением инъекции больному необходимо объяснить об ощущениях;
  8. соблюдать стерильность во время подготовки и проведение манипуляции;
  9. не оставлять пациента без присмотра после инъекции;
  10. перед тем как продолжить стоматологическое вмешательство необходимо уточнить об эффективности анестезии у пациента.

Мандибулярная анестезия

Проводиться с целью блокирования язычного и нижнелуночкового нерва. Методика выполнения предусматривает два основных способа:

В свою очередь он делиться на пальпаторный метод, при котором вкол иглы делают на 1см выше жевательной поверхности 3-х моляров нижней челюсти, к внутренней поверхности височного гребешка.

Игла продвигается до контакта с костью. По ходу продвижения обязательно выпускается в небольшом количестве анестетик. Это необходимо для обезболивания язычного нерва.

После контакта шприц перемещают к боковым и центральным резцам, затем продвигают иглу еще 2 см.

Другой внутриротовой способ называется аподактильным. Ориентирами для анестезии служит крыловидно-нижнечелюстная складка. Игла вводиться в ее латеральный (наружный) скат. Точкой вкола является середина пересечения 2-х линий. Первой, проходящей вертикально по наружному скату складки и второй линии проходящей горизонтально между последними жевательными зубами посередине складки.

Является достаточно сложной манипуляцией. Проводиться при отсутствии возможности сделать обезболивание в полости рта (тризмы, перелом). Первый доступ это из поднижнечелюстной области.

Вкалывают иглу у основания челюстной кости посередине расстояния линии, идущей от верхней части козелка уха, до начала жевательной мышцы, отступя на 15 мм от анатомического угла.

Продвигают иглу параллельно задней части нижней челюсти, не теряя с ней контакта. При другом способе иглу вкалывают на 2 см от основания козелка кпереди от условной линии.

Продвигают ее строго горизонтально на тоже расстояние.

Эта проводниковая методика позволяет добиться снятия чувствительности с1-8 зуб, слизистой альвеолярного отростка, подъязычной области, нижней губы, части кожи подбородка. Эффект наступает в течение 10-15мин и длится до 2 часов. Однако, иннервация от середины 5 до середины 7, может полностью сохраняться, так как эта зона обеспечивается чувствительностью  щечного нерва.

Осложнения после мандибулярной анестезии

К сожалению после проведения обезболивания, как на верхней, так и на нижней челюсти иногда сопровождается некоторыми осложнениями. Основными проблемами могут быть:

Происходит при несоблюдении правил проведения инъекционных манипуляций. Обычно перелом происходит в области канюли. Ее извлечение проводится в условиях стационара, но по определенным показаниям. Встречается часто, так как в отличие от верхней челюсти, игла вводиться очень глубоко в мягкие ткани.

Наблюдается как самостоятельное явление в результате попадания обезболивающего средства на ствол лицевого нерва.

  • Контрактура крыловидной мышцы.

В основном происходит нарушение сократительной способности внутренней мышцы. При этом назначаются физиотерапевтические процедуры и массаж.

Торусальная анестезия

Обезболивание проводиться в нижнечелюстной валик. Он расположен в области соединения костных гребешков, между венечным и мышелковым отростком ветви. После инъекции выключаются язычный, щечный и нижнеальвеолярный нервы. Такое обезболивание впервые было предложено М.М. Вейсбремом.

Анестезия проводиться при широко открытом рте.

Место ввода иглы является точка, где пересекаются линии, проходящие по горизонтали чуть ниже жевательной поверхности 7-8 зубов верхней челюсти и вертикальной линии  проходящей по бороздке, которую образует крыловидно-нижнечелюстная складка.

Это так называемый ретромолярный треугольник. Шприц изначально находиться на противоположной стороне премоляров. Игла вводиться до упора в кость и выпускают 2 мл. раствора. Таким образом, снимается чувствительность нижнеальвеолярного и щечного нерва.

При выведении иглы анестетик также выпускается дополнительно небольшими дозами, чтобы обезболить язычный нерв. В этом случае обезболивается область корня и его боковая зона. Для снятия чувствительности с верхней части языка требуется дополнительная методика.

Чувствительность снимается практически в тех же тканях, что и при мандибулярной анестезии. Но дополнительно выключается иннервация слизистой щеки и альвеолярного отростка с лингвальной поверхности.

Эта зона распространяется с середины 5 зуба до середины второго моляра. Добиться хорошего эффекта здесь удается не всегда из-за особенностей проведения  импульсов нервными стволами нижней челюсти.

Для нужного эффекта дополнительно показана инфильтрация этих участков.

Все возможные осложнения связанны именно с нарушением методики проведения процедуры. Нередко наблюдается образование гематомы, так как анестезия проводиться достаточно глубоко в мягкие ткани богатые кровеносными сосудами. Поэтому после инъекции пациента просят прижать область вкола, снаружи ладошкой.

Ментальная анестезия

Проводиться у подбородочного отверстия, которое локализуется между 4 и 5 зубом отступя от верхней границы альвеолярного отростка вниз на 1-1,5 см. Различают 2 способа:

Учитывая ориентиры, врач прижимает мягкие ткани и вкол делает на 0,5см выше от проецируемого места выхода подбородочного нерва. После ввода ее продвигают вниз, чуть внутрь и кпереди.

Неглубокое залегание нервного ствола позволяет применить небольшое количество раствора. Игла также продвигается всего на 3-5мм, скользя по кости нижней челюсти.

Эффект наступает спустя 5-7 минут после манипуляции.

В само отверстие иглу обычно не вводят, так как это может привести к травме ствола нерва и вызвать его воспаление. Если есть необходимость более эффективной анестезии, то тогда введение в отверстии проводится очень осторожно и опытным врачом.

Здесь ориентиры более точные. Делают при сомкнутой верхней и нижней челюсти, между 4 и 5 зубом. Опускают условную вертикальную линию, которая доходит до переходной складки. Вкол делают непосредственно в складку или отступя 0,1-0,2 см от нее кнаружи. Игла располагается к кости под углом в 45 градусов. Продвигают ее на глубину 0,5-1см., не теряя контакта с костью.

Проводниковая анестезия не сложная, имеет быстрый и продолжительный эффект, минимальный риск возникновения различных осложнений. В зону надежного обезболивания попадают премоляры, 1-2 моляры и частично 8 зуб, резцы и лингвальная поверхность челюсти, подбородок и нижняя губа с одной стороны. Для полного выключения чувствительности рекомендуется инфильтрационная анестезия.

При некачественном проведении инъекции возможно возникновение неврита. Последствия устраняют физиотерапевтическими методиками и применением лекарственных препаратов.

Общие осложнения

Побочные явления возникают при проведении любого обезболивания на верхней и нижней челюсти. Если пациент во время введения раствора чувствует резкую боль то, скорее всего, был использован неправильный раствор лекарственного вещества. Необходимо точно установить, что за препарат был применен, и провести соответствующие профилактические мероприятия.

Нередко наблюдаются обморочные состояния. Они характеризуются потерей или помутнением сознания, головокружением, тошнотой, частым и слабым пульсом. Бледностью кожных покровов. Первая помощь заключается в придании горизонтального положения, доступа свежего воздуха и вдыхания паров нашатырного спирта.

При инъекционном обезболивании может наблюдаться распространение препарата на соседние области. Такое явление характерно при проведении анестезии на верхней челюсти. Это связанно с тем, что кость более пористая и есть области смежные с воздухоносными пазухами.

Наиболее тяжелым осложнением является анафилактический шок. Проявляется бурной и опасной для жизни реакцией на введение лекарственного препарата. Оказание помощи должно быть немедленным с вызовом бригады скорой помощи и иногда госпитализацией.

Источник: http://narkozis.ru/obezbolivanie-v-stomatologii/provodnikovaya-anesteziya-na-nizhnej-chelyustividytexnika-pokazaniya-oslozhneniya.html

32Дента
Добавить комментарий